Секрет Егермайстера раскрыт,

27.06.2019

2019-06-27-0356

…но это не точно!

Я сейчас нахожусь во Флоренции, в центре Тосканы, где в эти дни царит необычайная жара, под 40 °С. Делаю вылазки рано утром и поздно вечером — в дневное время находиться на улице дольше 15–20 минут невыносимо.

Здесь продают чудесные холодные чаи и лимонады на основе минеральных вод San Benedetto и San Pellegrino. Один из лимонадов вы видите на фото выше. Это так называемый кино или кинотто — напиток из горького сицилийского плода Citrus myrtifolia. Как следует из названия, данный вид не то апельсина, не то мандарина, обладает миртовыми листьями, которые имеют глянцевый вид и испускают терпкий аромат. Так вот, лимонад Chino имеет вкус, полностью идентичный немецкому бальзаму Jägermeister, только без градуса. Утверждается, что немцы используют сложную смесь из 53 трав, но на мой вкус разницы между горными травами и горьким сицилийским мандарином нет никакой.

К сожалению, купить Chino за пределами Италии непросто, поэтому лучше всего с оказией проверить моё предположение прямо здесь.

Реклама

Христос воскресе!

29.04.2019

1598289_original


Загрузка Linux без экранных сообщений

23.04.2019

Если вам не нужны служебные и отладочные сообщения, которые мелькают при загрузке Linux, то вам может быть это интересно.

Мне хотелось сделать так, чтобы моя ОС Rosa R11 загружалась максимально аккуратно, без чего-либо лишнего на экране. Отправной точкой послужила статья про «тихую загрузку» для Arch Linux, а примером для подражания — готовящаяся к релизу OpenMandriva Lx 4.0. В Мандриве загрузка происходит просто идеально: после меню Grub2 экран гаснет и загорается уже в KDE Plasma 5. Красота!

Сделаем так же в Росе.

Используем набор параметров из OpenMandriva:
quiet splash logo.nologo acpi_osi=Linux "acpi_osi=!Windows 2012" acpi_backlight=vendor audit=0 rd.timeout=120 scsi_mod.use_blk_mq=1 dm_mod.use_blk_mq=1 rd.systemd.show_status=auto rd.udev.log-priority=3 loglevel=3

Их нужно добавить одной строкой в /etc/default/grub, в качестве значения параметра GRUB_CMDLINE_LINUX_DEFAULT. Для применения понадобится выполнить команду:
sudo update-grub2
Но это ещё не всё: у нас по-прежнему моргает полоска курсора при загрузке и отображается сообщение Started bpfilter. Мигание курсора отключается параметром vt.global_cursor_default=0 (нужно добавить его к описанному выше набору), а для подавления bpfilter мы просто забаним соответствующий модуль ядра (при условии, что сам Bpfilter вам не нужен). Этот модуль отключается хитро: его недостаточно указать в списке blacklist, т.к. по зависимостям других модулей он всё равно будет загружаться. Для решения проблемы откроем файл /etc/modprobe.d/blacklist-mdv.conf и добавим в конец следующую строку:

install bpfilter /bin/false

Кстати, в Росе можно открывать системные файлы в обычном редакторе Kwrite: при попытке сохраниться он запросит пароль root, а не пошлёт вас куда подальше…

В принципе, на этом всё. Что можно улучшить? Во-первых, если при выключении/перезагрузке Linux у вас система висит 1,5 минуты, то можно исправить это, отредактировав файл /etc/systemd/system.conf. Там нужно раскомментировать параметр DefaultTimeoutStopSec и задать ему поменьше секунд. У меня он выглядит так:

systemd

Также, для управления настройками Grub2 удобно использовать графическую программу Grub2-editor. Для Росы можно взять пакет здесь. После установки в параметрах KDE, в разделе «Запуск и завершение» появится новый раздел:

grub2-editor


День космонавтики

12.04.2019

1576477_original

С праздником!


Sailfish X на Sony XA2

29.03.2019

Мой переезд на Sailfish X откладывается до лучших времён, т.к. текущий уровень поддержки моего аппарата Sony XA2 оставляет желать лучшего. Давно не видел такого количества глюков в одном списке, хорошо хоть разработчики честно признают проблемы!


Huawei P20 Pro vs. Nokia 808

01.02.2019

808-and-p20pro

Появление на рынке очередного камерофона — это прекрасный повод сравнить его со знаменитым аппаратом Nokia 808 Pureview. Способна ли устаревшая модель на Symbian Bell тягаться с супер-современным флагманом о трёх камерах и с мощным железом внутри? Не как смартфон, разумеется, а как фотоаппарат. Пикантность такому сравнению придаёт и то, что Huawei открыла в Финляндии центр НИОКР (R&D), трудоустроив Микко Терхо и Эро Салмелина, которые известны в прошлом как создатели технологии Pureview для Nokia. Поэтому можно было ожидать, что новый фотофлагман от Huawei будет отличаться непревзойдённым качеством снимков.

Отчасти это так и есть, что подтверждается восторженными обзорами на популярных сайтах (1, 2). Но есть один момент, позволяющий усомниться в честности и непредвзятости некоторых авторов обзоров. Сначала я почитал заметку от владельца Nokia 808, которому дали в магазине поснимать на Huawei P20 Pro. Там автор сделал одинаковые снимки на оба аппарата прямо в торговом центре и рассмотрел два фрагмента:

Huawei vs Nokia

nor

Рассматривая снимок, сделанный ни китайский аппарат, можно легко увидеть, что:

  • использованная в Huawei оптика Leica является более примитивной, чем Carl Zeiss в Nokia. По краям детализация заметно падает;
  • вокруг резких контуров много муара и аберраций;
  • мелкий текст плохо различим;
  • агрессивное выкручивание резкости и «бьютификация».

Последний пункт мне видится наиболее важным. Многие современные смартфоны, включая и описываемый Huawei P20, используют пресловутый медианный фильтр, затирающий мелкие детали на поверхностях. Почему-то многие считают, что это делает снимки (особенно портреты) «красивее». На деле же мы имеем совершенно искусственный, «мультяшный» снимок, явно искажающий действительность. Типичный пример:

IMG20180328122413

К счастью, на Huawei P20 можно снимать в режиме RAW и потом проявлять снимки самому. Это хоть и неудобно, но зато даёт более приемлемый результат.

Аналогичные результаты получил многоопытный Стив Литчфилд в своём сравнении двух смартфонов.

Итак, списывать со счетов Nokia 808 Pureview пока рано, это по-прежнему лучшая мобильная камера, даже спустя 7 лет. Секрет успеха — физически более крупная матрица и хорошая оптика.

 

 


Блокада

28.01.2019

2019-01-27-012-s

Вчера был в блокадном музее на площади Победы, под монументом защитникам Ленинграда. Впечатления разные и смешанные, но самое главное — помимо ощущения трагичности тех событий чувствуется отрада за то, что наше государство и общество сохраняют память о той ужасной войне и не перестают отдавать дань уважения жителям блокадного Ленинграда.

Память о блокаде, о Великой Отечественной Войне — это важная часть нашей русской идентичности, нашей правды. Той самой правды, которую постепенно, методом «мягкой силы», затирает и уничтожает мировая элита, наши геополитические враги сегодняшнего дня. При этих словах многие морщатся, так как-де начинается политика и традиционное для многих патриотов противопоставление «нас» и «их». Но, к сожалению, от этого не скрыться, ибо память о ВОВ на уровне российского официоза до сих пор переплетена с ленинизмом и строительством коммунизма, а эта идеология явно недостойна почитания. Более того, она явно воспринимается Западным миром враждебно. И тут мне подумалось, что наше государство явно идёт по тупиковому пути, сохраняя благожелательную оценку советского периода и подыгрывая стареющим и ностальгирующим гражданам, заставших СССР. Всё туже затягивается узел противоречий и нарастает эта мировоззренческая шизофрения, основанная на выборочной консервации нашей истории. С точки зрения Запада любая сильная Россия является угрозой, неважно, советская она или нет, поэтому ненависть к коммунистическому режиму на Западе ожидаемо сменилась банальной русофобией в последние годы. С этой позиции роль СССР в разгроме фашистской Германии вполне естественно приуменьшать, чествование подвига ленинградцев объявлять неуместным и ненужным… Считаю, что согласиться с такой позицией означает предать свою Родину, предать наших предков, отдавших свои жизни за родной край, за жизнь будущего века.

Но что мы имеем по другую сторону баррикад? Если красные полковые знамёна и некоторое количество советской символики на памятниках ВОВ ещё смотрятся уместно как исторические символы, то обилие профилей Ленина и восхваление роли СССР в сохранении мира на планете уже давно нелепы и абсурдны. На моей памяти абсолютно лицемерным было отношение новой демократической власти России к ветеранам, которых всё время с 1991 года держали в нищете и раз в год на 9 мая одаривали унизительными подачками, при том, что официально декларировались почёт и уважение к их подвигу. Я, к примеру, вовсе не против огромных и монументальных памятников воинам (хотя некоторых это тоже раздражает), но правда и почитание должны быть искренними. Проблема в том, что героизация ВОВ «по-советски» во многом неискренна, а другой у нас почти нет. Хорошее исключение — акция «Бессмертный полк», которая мгновенно стала массовой и нашла отклик почти у всех россиян. Эта странная неискренность не может долго жить, ведь при отсутствии в живых настоящих ветеранов (их уже почти не осталось, скоро не будет совсем) нужно не допустить, чтобы душевный подъём и гордость за подвиг советского/русского народа превратились в фарс. Для сохранения нашей правды о войне нам следует уже скоро самостоятельно разделить в истории с ВОВ то, что относится к России (и русскому народу в широком смысле) и к советской идеологии. Это задача затрагивает очень многое и выходит за рамки собственно памяти о ВОВ.

Известный публицист и блоггер Д. Ю. Пучков («Гоблин») занимается в последние годы благим делом — популяризацией патриотического духа, распространением исторической правды, организацией встреч и лекций историков и просто умных образованных людей. Но у него есть одно утверждение, которое сильно обесценивает его позиции. Речь о тезисе «любой антисоветчик — русофоб». Я часто думаю, насколько примитивно, неглубоко и ошибочно это утверждение. Именно оно во многом поддерживает коммунистический психоз, который в праздновании Дня Победы и дня снятии блокады Ленинграда выглядит с каждым годом всё более неуместным. Разделение русского и советского, на самом деле, необходимо, но оно сводится к глобальному вопросу: можно ли действовать в интересах единой неделимой России, укрепления её суверенитета, отвергая и ниспровергая при этом то безумие, которое творилось 73 года с ней в ХХ веке? Для патриотов красного толка это всё кажется чем-то идеалистическим или как минимум слишком сложным. Но если задуматься, то именно советская власть со своим интернационализмом заложила бомбы замедленного действия под многие вызовы, с которыми Россия сталкивается сейчас. Создание союзных республик, в том числе превращение Украины из исторического региона России в отдельный субъект права привело к тому, что сейчас это враждебное нам государство. Белоруссия медленно, но верно идёт по тому же пути. Коммунисты уничтожили казачество, и через много лет мы получили геноцид русских на Кавказе и Средней Азии, именно там где казачьи войска сохраняли раньше мир и безопасность. Между прочим, когда в 1990–1992 годах горцы и азиаты резали русских (об этом не принято сейчас вспоминать, чтобы не разжигать рознь), для них не было никаких украинцев или белорусов, все люди славянской внешности и разговаривавшие по-русски идентифицировались как русские.

Советская власть сделала для удушения, унижения и разорение русского народа больше, чем кто-либо другой (если не брать в расчёт нашествие фашистов, конечно. Спасибо, но баварское пиво я и так могу пить). Именно коммунистическая идеология насквозь пропитана русофобией, что подтверждается многими фактами.

Поэтому заполнение идеологического спектра всего двумя мнениями, одно из которых («наше») является продолжением ошибок прошлого, а второе («их») просто видит нас ещё одной бедной страной в восточной Европе — это тупик и ложный выбор. Я не хочу выбирать ничего из этого, но первое мнение всё же ближе к правде. Нужно просто делать акцент на приоритете страны, государства и народа, но не политического строя. Для того чтобы такая смена взгляда не выглядела предательством к ветеранам и детям блокады, Россия должна не вяло сопротивляться декоммунизации на Украине и в Прибалтике, а возглавить этот процесс. Это требует глобального пересмотра внутреннего курса, отказа от таких позорных понятий как «российская нация» и честного ответа на многие вопросы. Конечно, наивно ожидать, что мои чаянья вдруг претворятся в жизнь. Пока что более вероятно, что всё останется по-прежнему. Ну хорошо, пусть пока так, ведь главное — это не дать миру замолчать и забыть подвиг советского народа и советских солдат. Пусть Россия была советской и бредила ленинской теорией, но это была всё же нашей Россией, и другой у нас нет.

P. S.

В эти дни я вспоминаю прекрасного поэта и переводчика, жителя блокадного Ленинграда Игнатия Михайловича Ивановского (1932–2016). Мне посчастливилось несколько лет быть соседом по двору этого безупречно воспитанного и интеллигентного человека, настоящего петербуржца. Я часто бывал в его маленькой квартире на Серебристом бульваре, где можно было послушать удивительные рассказы о литературе, в числе первых услышать новые стихи или свежие переводы с английского или шведского языка. У И. М. есть очень проникновенное стихотворение о блокаде:

Блокада

О детстве вспомнил я.
Была зима, наш город был в блокаде,
И погибала в ледяной громаде
Голодная семья.

Отец мой умирал от пневмонии,
Я видел, как он телом обветшал.
Но мой желудок мысли мне внушал иные:
Как чудо, как бесценный клад,
Там, у отца, на стуле у постели
Два маленьких квадратика белели —
Предсмертный сахар, рафинад.

И я, изведавший, как голод ранит,
Во вшах, в коросте, бледен, худ,
Упорно думал, что когда отца не станет,
Мне сахар отдадут.